Семья Лапшиных из Вологодской области была вынуждена покинуть родной край и скрыться в Карелии, чтобы органы опеки не смогли до них добраться.

Многодетная семья Лапшиных сбежала из Вологодской области в глухой поселок Кепа в Карелии, от чиновников, которые пытались забрать у них детей из-за бедности. Об этом сегодня пишет «Комсомольская правда».

В семье шестеро детей. Отец семейства — Геннадий Лапшин — официально числился безработным, он подрабатывал на строительстве частного дома. 

Чиновники из службы опеки высказали претензии к условиям проживания детей. Которые они сочли неудовлетворительными. Геннадий Лапшин рассказал изданию, что дом, в котором семья жила на Вологодчине, был куплен на материнский капитал. Тогда чиновники признали его удовлетворительным.

«Основные требования были из-за проводки. С помощью сельсовета мы поменяли проводку, сделали косметический ремонт, починили печь. Но этой опеке было уже все равно. Они ходили по деревне и копали на нас компромат», — рассказал он. 

Лапшины решили тайно уехать из Вологодской области, когда стали известны судебные решения, что родители должны быть ограничены в правах, а дети переданы в социальные учреждения. Переехать решили в маленький поселок Кепа в Карельской области, где у Елены Лапшиной живет дядя. В поселке живет 500 человек. Люди стали помогать семье обустраиваться.

«Приехала семья. Видно, что хорошая, но бедная. Изначально мы и не знали, что они сюда навсегда. Думали, погостить, присмотреться. Все им стали помогать. Кто одежду, кто мебель носил. Еду, чтобы на первое время. А потом узнали, что они вроде как навсегда. Лапшин написал заявление на жилье, чтобы прописаться, закрепиться. Мы с учителями тоже ходили в администрацию, просили за них. В опеке нам сразу сказали, что „дети не наши, их все равно будут изымать“. Как так изымать?! За что? Видно же, люди хорошие, ребятишек любят. Работящие», — рассказала директор местной школы Мария Вдовина.

Семье выделили жилье. Детей Лапшиных приняли в школу. Кроме того, Геннадия Лапшина устроили в школу истопником на 0,3 процентной ставки. 

Однако в Кепу пришли решения вологодских судов об изъятии детей. Узнав об этом, Лапшины чуть не сбежали снова. «Геннадий, когда узнал, прямо запаниковал, говорил, что готов бежать дальше, хоть в монастыре прятаться. Но я так и сказала: оставайтесь, решайте вопросы. Тут вы без поддержки не окажетесь», — рассказывает Вдовина. 

К вопросу Лапшиных подключился уполномоченный по правам детей в Карелии Геннадий Сараев. Он ездил в Москву, в центральный аппарат детского омбудсмена Анны Кузнецовой. Юристы аппарата сейчас работают над апелляцией решения об изъятии детей, помогают с оформлением карельских пособий.

«Прожиточный минимум у нас 13 тысяч рублей на человека, так, получается, Лапшин должен зарабатывать сколько? 100 тысяч рублей?! Где у нас такая работа? Вы видели последнюю статистику Счетной палаты. Главный риск бедности в России — многодетность в сельской местности. Так вот, у Лапшиных — классический случай. Тут помогать надо, а органы опеки, получается, как монстры врываются в семью и ищут недостатки», — говорит Сараев.

Главные новости дня в паблике Вконтакте.

Подписывайся на нас в Яндекс.Дзен